oleggranovsky (oleggranovsky) wrote,
oleggranovsky
oleggranovsky

Category:

Учения «Хец Катлани» с точки зрения 215-й артбригады

«Уцват Амуд hа-Эш» – регулярная 215-я артбригада («Хативат hа-Эш 215») 162-й бронетанковой дивизии «Уцбат hа-Плада». Бригада была создана в 1956 г. как резервный артполк («Эгед Артилерия»), полк стал регулярным примерно в 1974 г. Несколько лет назад начался процесс превращения артполка в артбригаду, завершившийся в декабре 2019 г.



Бригада включает:

  • 4 дивизиона САУ М109 «Доhер», в т.ч. 2 регулярных (402-й «Решеф» и 55-й «Дракон») и 2 резервных (403-й «Эяль» и 531-й «Лаhав»);

  • резервный 8194-й дивизион РСЗО MLRS («Менатец»);

  • резервный дивизион высокоточного оружия «Мораг» (по-видимому, Spike NLOS);

  • 5353-й дивизион БПЛА «Рохев Шамаим» (с сентября 2019 г.);

  • роту связи (ПАЛьХИК) «Шуваль».

  • в 2018-2020 гг. роту разведки целей (АТАР) «Дая» (в 2019-2020 гг. в подчинении 5353-го дивизиона); расформирована, персонал переведен в 869-й батальон полевой разведки.


На прошедших недавно учениях «Хец Катлани» (25-29.10.20) 162-я дивизия играла центральную роль среди соединений СВ, соответственно 215-я артбригада была центральным артиллерийским соединением на этих учениях. Главным на учениях для бригады стало опробование относительно новой структуры управления и контроля, т.н. «штурмовых комплексов» («Михлолей Ткифа», далее ШК). По сути, нагрузка на применение артиллерии переводится из КП дивизии на эти ШК, что позволяет АОИ достичь 2 результата одновременно: улучшает управление между дивизией и огневыми батальонами у переднего края и освобождает Огневой центр дивизии («Мерказ hа-Эш») на поражение качественных целей во время боя и планирование будущих действий.

О роли ШК рассказал подполковник (рез.) Боаз Ракуч, начальник штаба бригады. В прошлом прямой контроль и управление огневых дивизионов на передовой осуществлял заместитель командира полка или бригады из своего КП, т.н. «вагончика заместителя» («Карон hа-Сган»). Полтора года назад начались изменения с целью ввести «вагончик заместителя» в состав Огневого центра дивизии. На этих учениях новая структура была впервые проверена на крупных межвидовых учениях. Сейчас у дивизии есть один объединённый КП. Штаб огневой бригады совершенствует атаку, управление и артподдержку. В прошлой структуре КП заместителя оставался позади. Огневые дивизионы продвигались к передовой, нередко управление и контроль прерывалось. Дивизионам проходилось самим искать для себя задачи. При новой же организации артогонь уже не сам по себе – он часть манёвра дивизии. Больше связи огневых структур с системами управления и контроля, больше взаимодействия.

Дистанции артогня – около 20 км, на тактическом уровне требуется тесная координация между артиллеристами и поддерживаемыми ими силами. Ранее эта задача возлагалась на штурмовые ячейки («Та Ткифа», далее ШЯ), в бригаде было решено превратить их в ШК. Разница – в численности кадров и доступе к разведданных. Если в ШЯ было всего 2-3 человека, то в ШК – несколько десятков человек.

Огонь, которым управляют ШК – не только артиллерийский, но и межвидовой. Для этого в ШК есть представители ВВС и разведки. Если ранее ШЯ могла поднять задачу точечной артподдержки, сейчас ШК способен задействовать массивный огонь в интересах всей дивизии. ШК способны управлять целым разведывательным и оперативным процессом, с замером производительности по атаке целей. С их помощью оперативная производительность должна резко возрасти. Можно взять сложную ударную задачу, передать её ШК и освободить КП для других задач (оценка результатов огневых ударов, контроль различных средств атаки и т.п.). Новая конструкция позволяет больше контроля в ходе боевых действий, включая гораздо лучший учёт поражения качественных целей.

Боаз отмечает, что эпидемия коронавируса внесла изменения в работы по изменению огневой бригады. Ряд процессов был более растянут и до сих пор не закончен. Тем не менее, учения «Хец Катлани» были проведены и ШК показали себя отлично. Было задействовано 2 ШК с 2 сменами в каждом. То, что ещё не завершено, – разведпроцессы. Т.е. способность ШК самостоятельно создавать цели. Также пока ещё не определено, сколько целей должен создавать каждый ШК (а от этого зависит, какие ресурсы нужно ему выделить).

На вопрос, нет ли опасения, что ШК будет перегружен потоком информации, Боаз отметил, что в ходе реальных боевых действий обычно того не происходит. Например, разведданные о результатах ударов (BDA – bomb damage assessment) приходят с опозданием. И это несмотря на использование БПЛА уже многие годы. Есть неопределённость боя, есть ситуации, когда по тем или иным причинам поток разведданных прерывается.

Боаз высоко оценивает организацию и проведение «Хец Катлани» в условиях коронавируса, с точки зрения поддержания гигиены и работы в капсулах. Боаз ожидает, что выводы из учений наложат печать на планирование учений на 2021 г. и на построение сил на длительную перспективу. Особо его беспокоит отсутствие единства в структурах разных огневых бригад АОИ. По его мнению, все огневые бригады должны иметь единую штатную организацию, что позволит готовить единый план учений и тренировать каждую бригаду по этому плану. Это облегчит и поддержание боеготовности ШК. Возможно, в мирное время можно будет передавать их территориальным дивизиям и часто привлекать к составлению оперативных планов («Ноhаль Крав»).

Ссылки:

  1. «Хец Катлани»: первая практика применения штурмовых комплексов в системном бою, israeldefense, 01.11.20.

Tags: Артиллерия, Учения
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments